worldwebstudio
Как это было
 

Как это было

28 сентября в Киеве по городу расклеено 2000 объявлений. На трех языках – русском, украинском, немецком.

  

Подписей не было, обратиться за разъяснениями не к кому. Информацию о своей судьбе необходимо было получить из этих нескольких абзацев. О чем они говорят? Ну, во-первых, – ВСЕ. Это как-то успокаивало. Всех расстрелять невозможно, неэкономично, абсолютно бессмысленно. Именно так думали люди. "Не будут на нас тратить пули", "зачем им убивать женщин и детей, мы же не воюем", "немцы – цивилизованная нация" и т.д. Именно такие разговоры велись в киевских квартирах. Именно такие мысли заглушали страх перед неизвестностью, боль от расставания с родным домом. А времени было очень мало. Всего одна ночь на сборы. "Взять с собой документы, деньги и ценные вещи, а также теплую одежду, белье и проч.".
 
Прочитавшим это людям становилось ясно, что раз необходима теплая одежда – значит куда-то повезут, надо будет зимовать вдали от дома… Дело страшное, но для советских людей вполне привычное…

"Кто из жидов не выполнит это распоряжение и будет найден в другом месте, будет расстрелян". Это самый важный момент! Психологически все выстроено безупречно! Ведь для всех нормальных людей это означает: "кто выполнит распоряжение – расстрелян не будет". А еще и квартиры оставленные грабить запрещается… В общем, никто из тех, кто шел 29 сентября на угол Мельниковой и Доктеривской (на ошибки в названиях внимания, конечно, не обращали), не подозревал, что его будут убивать. Это уже потом очевидцы и пережившие будут говорить, что знали, чувствовали… Но говорили это, поскольку уже знали, что произошло дальше…

Тысячи людей идут к роковому перекрестку. Тысячи имен останутся в памяти и скорбных списках. "Раиса Исааковна Рабинович с дочерью Софией Леонтьевной Кремер, молодой талантливой художницей, прекрасной чертежницей, работавшей в архитектурной мастерской", Дина Проничева, актриса Театра юного зрителя, Ляля Михайлова, которая не захотела отпускать неведомо куда своего мужа, поэта  Чудновского… И дети, дети, дети… Штейман Аня, 6 лет, Шульман Изя, 11 лет, Эйдельштейн Рома, 1 год, Энтина Лина, 3 года… тысячи имен, страшные списки погибших…

 

Герои
Публикации
Галерея